Новогодние мадригалы и эпиграммы (Лермонтов)

Михаил Юрьевич Лермонтов (1814—1841)
Новогодние мадригалы и эпиграммы
Н. Ф. Ивановой

Дай Бог, чтоб вечно вы не знали,
Что значат толки дураков
,
И чтоб вам не было печали
От шпор, мундира и усов;
Дай Бог, чтоб вас не огорчали
Соперниц ложные красы,
Чтобы у ног вы увидали
Мундир, и шпоры, и усы!

Бухариной

Не чудно ль, что зовут вас Вера?
Ужели можно верить вам?
Нет, я не дам своим друзьям
Такого страшного примера!..

Поверить стоит раз… но что ж?
Ведь сам раскаиваться будешь,
Закона веры не забудешь
И старовером прослывешь!

Трубецкому

Нет! мир совсем пошёл не так;
Обиняков не понимают
;
Скажи не просто: «Ты дурак» —
За комплимент уж принимают!
Всё то, на чем ума печать,
Они привыкли ненавидеть!
Так стану ж умным называть,
Когда захочется обидеть!

Господину Павлову

Как вас зовут? ужель поэтом?
Поймет ли мир небесный глас!
Я вас прошу в последний раз:
Не называйтесь так пред светом —
Фигляром назовет он вас!

Пускай никто про вас не скажет:
«Вот стихотворец, вот поэт».
Вас этот титул только свяжет
И будет целью всех клевет, —
С ним привилегий вовсе нет.

Павлов Николай Филиппович (1803—1864) — писатель, в начале 1830-х гг. был известен как переводчик и поэт. Лермонтов был знаком с ним и с его женой, поэтессой Каролиной Павловой (урожденной Яниш).
Алябьевой

Вам красота, чтобы блеснуть,
Дана
;
В глазах душа, чтоб обмануть,
Видна!..
Но звал ли вас хоть кто-нибудь:
Она?

Нарышкиной

Всем жалко вас: вы так устали!
Вы не хотели танцевать

И целый вечер танцевали!
Как наконец не перестать?..
Но если б все ценить умели
Ваш ум, любезность ваших слов —
Клянусь бессмертием богов, —
Тогда б мазурки опустели.

Толстой

Недаром она, недаром
С отставным гусаром.

Бартеневой

Скажи мне: где переняла
Ты обольстительные звуки

И как соединить могла
Отзы́вы радости и муки?

Премудрой мыслию вникал
Я в песни ада, в песни рая,
Но что ж? — нигде я не слыхал
Того, что слышал от тебя я!

Мартыновой

Когда поспорить вам придётся,
Не спорьте никогда о том,
Что невозможно быть с умом
Тому, кто в этом признаётся.
Кто с вами раз поговорил,
Тот с вами вечно спорить будет,
Что ум ваш вечно не забудет
И что другое всё забыл!

Додо

Умеешь ты сердца тревожить,
Толпу очей остановить
,
Улыбкой гордой уничтожить,
Улыбкой нежной оживить;
Умеешь ты польстить случайно
С холодной важностью лица
И умника унизить тайно,
Взяв пылко сторону глупца!
Как в Талисмане стих небрежный,
Как над пучиною мятежной
Свободный парус челнока,
Ты беззаботна и легка.
Тебя не понял север хладный;
В наш круг ты брошена судьбой
Как божество страны чужой,
Как в день печали миг отрадный!

Башилову

Вы старшина собранья, верно,
Так я прошу вас объявить
,
Могу ль я здесь нелицемерно
В глаза всем правду говорить?
Авось, авось займёт нас делом
Иль хоть забавит новый год,
Когда один в собранье целом
Ему навстречу не солжёт;
Итак, я вас не поздравляю;
Что год сей даст вам — знает бог.
Зато минувший, уверяю,
Отмстил за вас как только мог!

Зато минувший, уверяю, Отмстил за вас как только мог! — намёк на холерный 1830 год. Башилов был председателем комиссии по борьбе с эпидемией при генерал-губернаторе Москвы.
Кропоткиной

Я оклеветан перед вами.
Как оправдаться я могу?
Ужели клятвами, словами?
Но как же! — я сегодня лгу!..

Щербатовой

Поверю ль я, чтоб вы хотели
Покинуть общество Москвы
,
Когда от самой колыбели
Её кумиром были вы?
Что даст вам скучный брег Невы:
Ужель там больше веселятся,
Ужели балов больше там?
Нет, как мудрец, скажу я вам:
Гораздо лучше оставаться.

Булгакову

На вздор и шалости ты хват
И мастер на безделки
,
И, шутовской надев наряд,
Ты был в своей тарелке;
За cлужбу долгую и труд
Авось не место класса
Тебе, мой друг, за смерть дадут
Чин и мундир паяса.

Стихотворение адресовано Константину Александровичу Булгакову (1812—1862), сыну московского почтдиректора А. Я. Булгакова, с которым Лермонтов учился с ним в Московском университетском Благородном пансионе и в Школе юнкеров.
Сабуровой

Как? вы поэта огорчили
И не наказаны потом
?
Три года ровно вы шутили
Его любовью и умом?
Нет! вы не поняли поэта,
Его души печальный сон;
Вы небом созданы для света,
Но не для вас был создан он!..

Уваровой

Вы мне однажды говорили,
Что не привыкли в свете жить
:
Не спорю в этом; — но не вы ли
Себя заставили любить?
Всё, что привычкою другие
Приобретают, — вы душой;
И что у них слова пустые,
То не обман у вас одной!

Вы не знавали князь-Петра

Вы не знавали князь-Петра?
Танцует, пишет он порою,
От ног его и от пера
Московским дурам нет покою.
Ему устать бы уж пора,
Ногами — но не головою.

Лермонтов, 1831



Загрузка...