Казачья колыбельная песня (Лермонтов) — Спи, младенец мой прекрасный…


Казачья колыбельная песня (М. Ю. Лермонтов)

Спи, младенец мой прекрасный,
‎Баюшки-баю
.
Тихо смотрит месяц ясный
‎В колыбель твою.
Стану сказывать я сказки,
‎Песенку спою;
Ты ж дремли, закрывши глазки,
‎Баюшки-баю.

По камням струится Терек,
‎Плещет мутный вал;
Злой чечен ползет на берег,
‎Точит свой кинжал;
Но отец твой — старый воин,
‎Закален в бою:
Спи, малютка, будь спокоен,
‎Баюшки-баю.

Сам узнаешь, будет время,
‎Бранное житье;
Смело вденешь ногу в стремя
‎И возьмешь ружье.
Я седельце боевое
‎Шелком разошью…
Спи, дитя мое родное,
‎Баюшки-баю.

Богатырь ты будешь с виду
‎И казак душой.
Провожать тебя я выйду —
‎Ты махнешь рукой…
Сколько горьких слез украдкой
‎Я в ту ночь пролью!..
Спи, мой ангел, тихо, сладко,
‎Баюшки-баю.

Стану я тоской томиться,
‎Безутешно ждать;
Стану целый день молиться,
‎По ночам гадать;
Стану думать, что скучаешь
‎Ты в чужом краю…
Спи ж, пока забот не знаешь,
‎Баюшки-баю.

Дам тебе я на дорогу
‎Образок святой:
Ты его, моляся богу,
‎Ставь перед собой;
Да, готовясь в бой опасный,
‎Помни мать свою…
Спи, младенец мой прекрасный,
‎Баюшки-баю.

Лермонтов, 1838

По преданию, стихотворение было навеяно пением молодой казачки Дуньки Догадихи над колыбелью ребенка, которое Лермонтов слышал в станице Червленой. Мотив «военной службы» взят Лермонтовым из казачьих колыбельных песен; некоторые подробности, видимо, подсказаны гребенскими лирическими песнями: «проводы добра молодца — красной девицей или молодой женой», которые стоят «у стремячка у правого». Особенности народного стиля и миросозерцания переданы Лермонтовым так точно, что песня без изменений вошла в народно-поэтический репертуар.



Загрузка...